Почему в одних библиотеках жизнь кипит, а в других замирает
 
Тихая кончина профсоюзной библиотеки Таганрогского металлургического завода, очень неплохой во всех отношениях, пришлась… на Год литературы. Заодно утратили свой давний очаг культуры жители жилых массивов, расположенных в районе завода. Но чему удивляться? Сейчас и не такие объекты уходят в небытие…

Примечательно другое: каким странным образом замкнулся почти столетний круг судьбы этой библио­теки. В далёком 1921 году по решению местных властей и Союза металлистов на месте питейного заведения была основана изба-читальня. В годы военного лихолетья здание и книги были уничтожены, за исключением тех, которые сотрудники смогли унести и сохранить у себя дома. С них-то и началось послевоенное возрождение библиотеки, разместившейся со временем в новом заводском Дворце культуры. Теперь в помещения, которые библио­тека там занимала, вернулось... питейное заведение. В современном облике, но суть та же.

Предсмертная агония библиотеки была затяжной. На первом этапе строительства рыночной экономики произошёл «сброс» в частные руки социальной сферы, в том числе и ДК. Новые владельцы больше интересовались выкачиванием средств из помещений, чем технической эксплуатацией здания. Авария трубопровода привела к основательным потерям книжного фонда. Кипятком и плесенью, возникшей после затопления, были повреждены тысячи книг. Переезд на другое «место жительства», меньшей площади, тоже ударил по фонду: от прежних 110 тысяч осталось 46 тысяч книг. Уменьшилось и число читателей, так как прежнее расположение библиотеки в ДК было для них гораздо удобнее.

На следующем этапе председатель профкома проинформировал сотрудников: библиотека закрывается, можете положить ключи на стол. Что делать с книгами? Это его не особенно беспокоило: книги – «малоценка», бухгалтерия спишет их без проблем. К тому же председатель профкома убеждён, как сам не раз говорил, что теперь библиотеки не нужны, всё можно найти в интернете. Вспомнилось, как активисты профкома после аварийной ситуации в ДК предлагали сжечь книги в мартеновской печи, чтобы не возиться с ними.

У сотрудников библиотеки отношение иное, они не могли отдать книги на растерзание огню и невежеству. Директор профсоюзной библио­теки Е.В. Гончаренко пошла со своей бедой в городскую библиотеку имени Чехова, к её директору Т.А. Михеевой. Они быстро поняли друг друга. На завод «высадился десант» сотрудников Чеховки. Они работали больше недели, отбирая книги по направлениям своих отделов, и фонд городской библиотеки увеличился на 26 тысяч изданий.

Три тысячи книг взяла библиотека соседнего Неклиновского района. Сотни книг были переданы в школы и другие учебные заведения, в городской ДК, в шахматный клуб, общественным организациям, работающим с инвалидами, в детские сады и даже в пункты временного пребывания беженцев с Украины.

Оставшиеся книги на двух самосвалах сотрудники профкома отвезли в макулатуру. Словом, профсоюз «родил» библиотеку, он же её и «добил». И ничего не поделаешь – другие времена, другие нравы. Жаль, но сейчас так везде…

Впрочем, оказалось, что не везде. Неожиданно позвонила коллега: «Почему-то по моей электронной почте тебя разыскивает библиотека из посёлка Ключи на Камчатке».

Интересно, почему же меня разыскивает ключевская поселковая библиотека? Жила наша семья на Камчатке шесть лет. Муж служил в воинской части, я ходила за несколько километров из военного городка в Ключи, в леспромхоз, куда устроилась на работу инженером-электриком. Поселковую библиотеку не посещала, обходилась семейным запасом книг и библиотекой в военном городке. Да и прошло с тех пор… больше 25 лет.

В памяти, конечно, Камчатка поселилась навсегда, и не только из-за природы дивной красоты и её коварного нрава. Не забывается отношение людей друг к другу, особенно в разгул стихии, когда без помощи можно и не уцелеть. Но при чём тут библиотека? Конечно, я отозвалась, сообщила свои координаты и получила письмо:

«Пишет вам Германович Жанна, библиотекарь ключевской библиотеки. Не знаю точно, были ли вы знакомы с З.Н. Елисеевой, которая работала библиотекарем с 70-х годов прошлого столетия, стала заведующей, а позже директором нашей библиотеки. К сожалению, Зинаида Николаевна в феврале этого года после продолжительной болезни ушла из жизни... За последние четыре года своей работы она в качестве редактора-составителя издала при финансовой поддержке поселковой администрации три книги: «Я люб­лю эту землю», в которую вошли стихи и воспоминания об истории ключевского леспромхоза А.Р. Носкова; альбом о поселковых ветеранах Великой Отечественной войны и сборник «Здесь Родины твоей начало», приуроченный к 270-летию посёлка. Она хотела издать ещё одну книгу – о поэтах посёлка Ключи. Но этой мечте не удалось сбыться. И мы решили продолжить её дело. Так как я и сама пишу стихи, в библиотеке на меня возложили почётную задачу – составить поэтический сборник. Стала перебирать заметки, подшивки, рукописи, которые бережно собирала и хранила Зинаида Николаевна, и нашла газетные публикации о вас и маленькую книжечку ваших стихов «Про это самое», изданную в Петропавловске-Камчатском».

Я ответила, что восхищена их благородными намерениями, но вынуждена разочаровать. Себя к поэтам не отношу, писала информации, иронические заметки и стихотворения по каким-то поводам, их публиковали районная и областные газеты. «Про это самое» – это небольшой сборник не стихотворений, а пародий. Сочиняла стишки-песенки для агитбригады ключевского леспромхоза, которая была тогда известным самодеятельным коллективом. Вряд ли мои давние увлечения пародиями и песенками могут пригодиться для поэтического сборника.

Неожиданным ответом из Ключей стала… бандероль из двух книг, и в каждой таился сюрприз. В сборнике ветерана Великой Отечественной войны Носкова обнаруживаю, что я вдохновила его на создание истории леспромхоза: «На одном из вечеров, посвящённом работникам леса, инженер-электрик Галина Ткаченко привела такие интересные факты из истории леспромхоза, что я подумал: всё это не должно уйти в никуда – и стал записывать свои воспоминания». А во второй книге – «Здесь Родины твоей начало» – среди работ местных авторов оказалась и моя страничка.

В письме Жанна попросила переслать публикации о Ключах и книги, изданные после моего отъезда, хотя бы в электронном варианте: «У нас не так много коренных жителей. Гораздо больше тех, кто приезжал на работу, а после окончания договора или срока службы уезжал, как тут говорят, на материк. Не все из них легко вживались в местные условия, но необычная красота нашего края поражала всех, а людей с творческой жилкой вдохновляла на стихи и рассказы. Это ценные частицы истории посёлка, мы не можем их утратить. К тому же нам небезразлична дальнейшая судьба наших камчадалов, даже временных».

Поиски авторов – это почти детективные истории. Например, о Павле Ксенофонтовиче Михайлове не было никакой информации, только откопированный сборничек его стихов «В моих глазах вершины белых сопок». Кто-то вспомнил, что в книге камчатского краеведа В.И. Борисова «Воспоминания старожилов долины реки Камчатки» свою историю рассказывает Полина Дубровина, а это тётя Михайлова. Разыскали краеведа, и – повезло! – он дал адрес и номер телефона Михайлова. Ему уже 85 лет, живёт в Подмосковье и был очень рад весточке с Камчатки.

Валерия Малиновского нашли через приморскую краевую газету «Утро России». Из редакции сообщили, что он переехал в Находку, а ему передали, что его разыскивает библиотека, и он позвонил в Ключи.

Радовались, когда эстафетная палочка поисков приходила к авторам. Так, отозвалась из Бийска Алтайского края Валентина Соболевская, Веру Ундольскую нашли в Хабаровске. И огорчались, когда узнавали, что кого-то из авторов уже нет.

«Где же вы нашли средства на издание?» – интересуюсь у Жанны. Она поясняет: «Книга обошлась в 250 тысяч рублей. 100 тысяч было заложено в бюджете библиотеки. Надо отдать должное нашей администрации – финансируют библио­теку хорошо. В прошлом году заменили систему отопления, в этом поменяли проводку и лампы. На следующий год предусмотрен ремонт полов. На пополнение фонда библиотеки тоже не скупятся. Ещё 100 тысяч выделил район из своего бюджета, и 50 тысяч дал меценат, депутат А. Копылов. Компьютерный набор делали сами. Обращались к художникам с просьбой помочь в оформлении книги, и никто не отказал».

Мне даже стало неловко: Камчатка нас помнит, я что могу для неё сделать? Отослала в библиотеку сохранившиеся публикации о Ключах и изданную в Ростове книгу «СМИшные истории», где были литературные эссе о Камчатке. В ответ прилетел ещё один привет с Камчатки – книга «Шёпот чернильных волн», в которой представлены местные авторы и их стихи. И я вместе с ними словно вернулась на четверть века назад.

Можно как угодно относиться к энтузиастам из глубинки. Упрекать, что они взялись не за своё дело, относить их стихи к графоманским и дилетантским, но нельзя не заметить основное: в этих книгах искренняя любовь к далёкому краю, в который авторов занесла судьба, а значит, и ко всей России. И главное, нельзя не порадоваться тому, что ещё находятся люди, которые стремятся сохранить прошлое ради будущего.